Сцена, ещё одна встреча

Была Эстония и была зима. Зима в городе на Балтике,– одно из самых ненавидимых мной состояний природы. В Таллине, правда, немного легче. Если Финский залив представить себе некоторым подобием аэродинамической трубы, то Питер будет самым её концом. А столица Эстонии как-то сбоку. Насколько в этом городе прекрасно летом. Особенно когда гуляешь в старом центре. И попадаешь в уголок, где почему-то нет ни людей, ни машин. И полное ощущение, что ты в компьютерной игре. Или в фильме. И что из-за угла сейчас появится нечто, или некто, что в XXI веке и Европе никак появляться не должно. Но вкусный кофе из ближайшего кафе возвращает в реальность.
Зимой ты понимаешь, что ты в командировке на нелюбимой работе. Работа, честно говоря, не может быть любимой после определённых осознаний в жизни. Но осознания тогда ещё не оформились в действие. Только в такую вот тоскливую неделю в зимнем прибалтийском городе.
Олег появился в русской пикап-сцене из ниоткуда. В начале я обратил внимание на его блог. “Ну ещё один попикапер”, подумал тогда. Но при более близком общении парень оказался интересным, и, узнав, что я приезжаю в Эстонию, он решил встретиться.
У меня было несколько этапов в том, как я чувствовал других людей. Они ещё не закончились, и то, о чём я сейчас говорю — это путь, а не результат. Имейте это в виду. И, возможно, ваш путь другой. А возможно и похож, особенно учитывая то, что вы читаете именно мою книгу.
Когда-то я учился на тренингах по НЛП. Сейчас я, глядя на других специалистов в этой области, понимаю, что уже тогда то, чем мы занимались, было не совсем НЛП. Естественно, среди навыков, которые должен вырабатывать специалист по нейро-лингвистическому программированию есть такая вещь, как калибровка. Начиная от движений глаз (..если она посмотрела вправо вверх, то скорее всего врёт, потому что это визуальная конструкция…), и заканчивая реакцией совершенно любых частей тела, и не обязательно визуальных.
К концу первого года моих занятий, у меня сформировался интересный навык. При правильно сделанной подстройке я ощущал в себе то, что чувствует другой человек. Физические ощущения. Через это чувство делаются подстройки к микродвижениям и дыханию, например, что практически невозможно отследить, анализируя умом поведение собеседника. То, что я сейчас говорю, только начинает обосновываться научно. Ну, скажем, зеркальные нейроны были открыты совсем недавно. И до конца непонятно, как это всё работает.
Со временем я научился чувствовать и осознавать состояния большего масштаба, даже не эмоциональные, это просто и это могут даже дети. А более тонкие. Постоянно присутствующие в человеке состояния, которые являются для него ведущими и двигающими. Иногда они выскакивали у меня в слова.
Я не очень люблю хвастающихся пикаперов. Хотя сам иногда люблю это дело. Как вы могли заметить. Как и все недостатки, раздражающие нас в других — это то, что мы не можем принять в себе, но тем не менее. Он был одним из самых талантливых моих учеников. И только-только начинал свою собственную карьеру тренера и коуча. И написал о том, какие признания он слышал от девушек и в каких ситуациях они его терпели… Я тогда зачем-то ответил ему, дружище, не хвастайся, из-за тебя ещё не было суицидальных попыток. В тот же день поздно вечером он сбил насмерть человека на автомобиле.
Вы тут можете спросить, были ли попытки самоубийства из-за меня? Были, но не у девушек. Один мой друг наелся таблеток после того, как я увёл его девушку. Как-то так вот.
При этом Мастер видел. Он, конечно, когда тренировал меня, говорил, что правильно ориентироваться на ощущения, потому что в отличие от видений, там реже бывают галлюцинации, и в начале пути приходящие зрительные образы при работе с тонким миром надо сознательно отметать. Опираться только на то, что вы можете почувствовать, как настоящее ощущение, хотя оно может быть далеко от границ вашего физического тела. Но как раз границ физического тела вы тогда не чувствуете.
Но сам он видел. Визуальный канал работает быстрее, и если у вас уже хорошо с ощущениями, то можно начинать развивать его, когда я спросил, ну как же мне начать видеть, то ответ был простой, как всегда. “Ну ты же чувствуешь энергию? Представляй, как бы энергия выглядела, если бы ты её видел?” Не могу сказать, что я усердно практиковал этот совет, но где-то через год я начал видеть. И это было связано ещё с одним наблюдением за Учителем. Когда я видел его выступление перед аудиторией, то он иногда смотрел, а потом говорил — ну, здесь для меня никого интересного нет.
Я очень чётко открыл это для себя, когда вёл очередной тренинг, и сказал слова, которые явно были на грани понимания аудитории. В этот момент я увидел марево. Общее марево, которое представляло из себя бульон осознания аудитории и над ним всколыхнулись два фонтанчика. Двое поняли, что я сказал. Из 30 человек. Пока ещё нет ни цветов, ни тонких образов, только дымка. Но, я думаю, что расширение моих границ восприятия ещё не закончено. Но что откроется дальше, знать не дано. Да и не хочу. Испугаюсь ещё.
Когда я зашёл в аудиторию, где должен был начаться тренинг, и увидел Олега, то спросил себя: “Господи, кто обидел этого парня?” И так и не сказал этого вслух. Впрочем, сам он это уже знал.
Через несколько месяцев я узнал, что он тяжело болен. Ну как, не очень тяжело, онкология, конечно, но 50/50. Он долго лечился и выздоровел.
А в вечер нашей первой встречи я увидел в клубе то, чего не видел ещё никогда. Я потом стал делать тоже самое сам. Но вначале это было для меня откровением. Мы уехали из клуба с двумя барышнями в ту ночь в гости к одной из них, и я даже не стал заниматься сексом со “своей”. Я лежал и пытался во сне осознать увиденное. Мы же знаем, что кошки всё время ложатся на то место у человека, которому требуется помочь. Кошка хозяйки квартиры в то утро спала у меня на голове. И была там совершенно уместна.
Но потом оказалось, что всё получается. И получается легко и непринуждённо. И так, что хочется на год нажать на паузу. Потому что пугаешься своей собственной силы.
А Олег иногда очень сильно меня раздражал. Раздражал тем, что если обычно мужские истории нужно просто делить на два, то у него вычитать модуль и умножать на хитрый вектор, с формулой по синусоиде. Причём для всех его друзей уже стало развлечением отличать моменты, когда он врёт, даже лично. Но потом, после своих событий, которые показали мне где я могу оказаться, я понял. Кто я такой, чтобы судить других. Особенно тех, кто тоже смотрит за край, и, в общем, уже был готов туда пойти. И у каждого своя сила, которая держит его здесь.

5 thoughts on “Сцена, ещё одна встреча”

  1. Ради интереса, а кто был твоим Учителем? Я так думаю Марк Пальчик… Так?
    В каких их своих тренингов ты рассказываешь о том, что “увидел в клубе то, чего не видел ещё никогда”?

  2. Интересный стиль написание сцены… “увидел в клубе то, чего не видел ещё никогда” – ето мыслевирус, \”волшебная таблетка\”, или кое-что еще?

Leave a Reply