Сцена, глава очередная

Есть жиголо и есть нормальные мужчины. Как есть бляди и есть нормальные девушки. Сделать одно из другого практически невозможно. Ну, скажем, гораздо сложнее, чем научить интроверта быть экстравертом, если нужно. У меня есть друг, клиент и просто отличный парень, который очень долго мучил себя тем, что хочет встречаться с высокостатусными девушками и жить за их счёт. Первое у него естественно получилось. По поводу второго, мы с ним как-то сидели в одном московском кабаке, облюбованном депутатами госдумы и совета федерации, и пришли к выводу, что при нормальных отношениях с высокостатусными девушками. Она тебя позовёт на свою виллу на Лазурном берегу и будет там с большой любовью тебя трахать (или даже скажет, что ты можешь там пожить один) и будет поить коньяком, бутылка которого стоит больше, чем ты зарабатываешь за год, но в полетишь ты в Ниццу за свои деньги, и пойдя с ней в кафе будешь платить за неё сам.
Люда старше меня почти на 10 лет, хотя благодаря чудесам косметологии и пластической хирургии выглядит почти ровесницей. Мы познакомились на улице, я поймал её между рестораном и спортивным мерседесовским купе. Мы сидели у неё в квартире, сделанной в совершенно порнографическом стиле, с красными стенами и зеркалом над кроватью. Я пью коллекционный Camus, она уже порядком набралась мартини, пока меня ждала. Я спрашиваю
— Слушай, ты мудрая женщина, объясни мне почему так происходит?
Киев, конец февраля. Город-праздник. «Прогулка» Земфиры с нового альбома. Сугробы, из корых постоянно приходится выталкивать e-Klasse моего нового друга и клиента. (Через год у него родится офигительный сын с девушкой, с которой он познакомился во время нашей с ним работы).

Перед клубом из машины выходишь в снежную кашу у тротуара. Трогательная для москвича смесь фейс-контроля с платным входом в заведения.

С приятелем стоим в очереди в гардероб, только что зайдя в клуб. Он стоит лицом к выходу и говоит:

О, эту придётся пропускать без очереди.

Мимо меня проходит прелестное существо чуть выше меня ростом. Зовёт гардеробщика по имени, отдаёт ему курточку. Проходит в клуб.

Заходим, моего приятеля утаскивают куда-то проститутки (я не осуждаю, бывает даже очень весело). Я беру виски, оглядываюсь, сканирую пространство в поисках того, что отзовётся где-нибудь у меня внутри. Нахожу ту же самую барышню, которая «зашла без очереди».

Привет, ты, похоже, самая красивая девушка, которую я видел сегодня ночью… Я Антон.

— Оля…

… бля, это самое моё роковое имя.

Она с подругами и с каким-то русским (еврейским, но в данном случае это не важно) олигархом-lite. Он старше меня лет на 20 и понимает, что с Ольгой между нами уже «пробежала искра» и остальных ему хватит. Мы беседуем о перспективах украинской экономики. Он уговаривает переехать в Киев. Я почти согласен.

Мы так гармонично выглядим, что нас несколько раз оставляют вдвоём её спутники. В самом удолбанном в Киеве afterparty месте мы спорим об исторических перспективах иудаизма и ислама, но к утру всё-таки расстаёмся.

Я снова приезжаю в Киев где-то через месяц. В промежутке мои друзья привозят ей от меня огромный букет роз. Я прихожу в тот же клуб. Оля работала там танцовщицей. Это надо видеть. Одно дело, когда такие девушки просто создают фон. Тем более в Киеве не попадаешь в ситуацию, в отличие от Москвы, когда танцовщицы красивее девушек-гостей. На Украине такого не бывает. Но когда она выходит танцевать, то народ просто толпится перед её кабинкой и смотрит, как она танцует. Она была бы профессиональной балериной, но повредила себе ногу когда-то.

Она снова уходит в гримёрку. Я пью Black Label. Передо мной танцует девушка. Вокруг шумно. Меня трогает за плечо сзади какой-то парень.

Тебя зовут там.

Я оборачиваюсь. Она выходит прямо в «сценическом костюме», в трусиках и в майке, обнимает меня, мы целуемся. Девушка, танцевавшая передо мной, растворяется в воздухе.

У меня ещё один выход.

Хорошо.

Обычно как бывает. Обычно просыпаешься, видишь девушку рядом, возникает желание. Редко бывает так, что просыпаешься от того, что хочешь девушку, которая рядом.

Когда я приезжаю в следующий раз, то

Ты ничего не понимаешь. Я не могу здесь, в Киеве. Будут слухи. Ты хороший, но всё кончается.

Я делаю маленький глоток коньяка. Хороший коньяк отличается от плохого для меня прежде всего по ощущениям губ. Хороший коньяк он мягкий, как вода из горного родника. Вкус и аромат я научился отличать уже потом.

Люд, какого чёрта? Что я сделал не так?

Да всё так, она изначально ничего серьёзного не планировала. Если ты что-то решишь разве тебя свернёшь? А вообще это очень легко и приятно, отдаться молодому человеку, который в тебя влюблён.

2 thoughts on “Сцена, глава очередная”

Leave a Reply